Чехов - Размазня

На днях я пригласил к себе в кабинет гувернантку моих детей, Юлию Васильевну. Нужно было посчитаться.

- Садитесь, Юлия Васильевна! - сказал я ей. - Давайте посчитаемся. Вам наверное нужны деньги, а вы такая церемонная, что сами не спросите... Ну-с... Договорились мы с вами по тридцати рублей в месяц...

- По сорока...

- Нет, по тридцати... У меня записано... Я всегда платил гувернанткам по тридцати. Ну-с, прожили вы два месяца...

- Два месяца и пять дней...

- Ровно два месяца... У меня так записано. Следует вам, значит, шестьдесят рублей... Вычесть девять воскресений... вы ведь не занимались с Колей по воскресеньям, а гуляли только... да три праздника…

Юлия Васильевна вспыхнула и затеребила оборочку, но... ни слова!..

- Три праздника... Долой, следовательно, двенадцать рублей... Четыре дня Коля был болен и не было занятий... Вы занимались с одной только Варей... Три дня у вас болели зубы, и моя жена позволила вам не заниматься после обеда... Двенадцать и семь - девятнадцать. Вычесть... останется... гм... сорок один рубль... Верно?

Левый глаз Юлии Васильевны покраснел и наполнился влагой. Подбородок ее задрожал. Она нервно закашляла, засморкалась, но - ни слова!..

- Под Новый год вы разбили чайную чашку с блюдечком. Долой два рубля... Чашка стоит дороже, она фамильная, но... бог с вами! Где наше не пропадало? Потом-с, по вашему недосмотру Коля полез на дерево и порвал себе сюртучок... Долой десять... Горничная тоже по вашему недосмотру украла у Вари ботинки. Вы должны за всем смотреть. Вы жалованье получаете. Итак, значит, долой еще пять... Десятого января вы взяли у меня десять рублей...

- Я не брала, - шепнула Юлия Васильевна.

- Но у меня записано!

- Ну, пусть... хорошо.

- Из сорока одного вычесть двадцать семь - останется четырнадцать...

Оба глаза наполнились слезами... На длинном хорошеньком носике выступил пот. Бедная девочка!

- Я раз только брала, - сказала она дрожащим голосом. - Я у вашей супруги взяла три рубля... Больше не брала...

- Да? Ишь ведь, а у меня и не записано! Долой из четырнадцати три, останется одиннадцать... Вот вам ваши деньги, милейшая! Три... три, три... один и один... Получите-с!

И я подал ей одиннадцать рублей... Она взяла и дрожащими пальчиками сунула их в карман.

- Merci, - прошептала она.

Я вскочил и заходил по комнате. Меня охватила злость.

- За что же merci? - спросил я.

- За деньги...

- Но ведь я же вас обобрал, чёрт возьми, ограбил! Ведь я украл у вас! За что же merci?

- В других местах мне и вовсе не давали...

- Не давали? И не мудрено! Я пошутил над вами, жестокий урок дал вам... Я отдам вам все ваши восемьдесят! Вон они в конверте для вас приготовлены! Но разве можно быть такой кислятиной? Отчего вы не протестуете? Чего молчите? Разве можно на этом свете не быть зубастой? Разве можно быть такой размазней?

Она кисло улыбнулась, и я прочел на ее лице: "Можно!"

Я попросил у нее прощение за жестокий урок и отдал ей, к великому ее удивлению, все восемьдесят. Она робко замерсикала и вышла... Я поглядел ей вслед и подумал: легко на этом свете быть сильным!

Рассказ Размазня сюжет

Как-то раз рассказчик всей этой истории позвал в кабинет гувернантку своих детей. Её звали Юлия Васильевна и нужно было с ней рассчитаться за проведенные ею уроки.

Как только Юлия Васильевна явилась в кабинет, принялись считать.

Работодатель ей заявил, что при вступлении на эту должность она приняла все условия работы и согласилась на сумму ежемесячных выплат в тридцать рублей.

Юлия хотела возразить, ведь по сорок договорились.

Но нет, именно по тридцать, сказал, как отрезал работодатель ссылаясь на то, что у него это отмечено.

Два месяца и не более этого, отработала Юлия в его доме.

Два месяца и пять дней, возражала она.

Нет, ровно два месяца, снова принялся доказывать работодатель, заработали вы шестьдесят рублей, быстро подсчитал он. Работала гувернантка не каждый день, поэтому из положенного заработка следовало вычесть девять воскресных дней и три праздничных дня, в которые она не вела уроки у Коли, а лишь гуляла.

Юлия Васильевна слушая все это нервничала, но ни слова не возражала.

Работодатель считал дальше, четыре дня, когда болел Коля уроки были только у Вари. Три дня Юлия не работала из-за больного зуба и была освобождена от уроков во второй половине дня. После всех этих вычетов к выдаче остался сорок один рубль.

Юлия нервничала, но ни слова не сказала в своё оправдание.

Работодатель продолжал, он напомнил, как Юлия однажды побила дорогую сервизную чашку с блюдцем. По недосмотру его сын Коля разодрал себе сюртук влезая на дерево. Так же у дочери пропали ботинки. А еще в январе она взяла аванс в десять рублей.

Я не брала, чуть слышно ответила Юлия

У меня записано, возразил работодатель. Если вычесть все перечисленные недоработки, то останется к выдаче четырнадцать рублей.

Глаза Юлии заволокли слезы. Она припомнила только, что брала аванс всего три рубля у супруги работодателя.

Да, воскликнул он, а я и не записал. Значит из четырнадцати вычесть три будет одиннадцать. Вот ваша зарплата и он выдал ей честно заработанные одиннадцать рублей.

Дрожащими руками Юлия приняла оплату за свой труд и поблагодарила своего работодателя, сказав мерси.

Работодатель ошеломленный таким поведением, принялся кричать, что такой, как он не достоин благодарности, ведь он обобрал её.

Скромная Юлия призналась, что в других местах ей вообще не платили.

Работодатель отругал Юлию за такой покладистый и кроткий нрав. Вернув всю заработанную сумму без всяких вычетов, он рекомендовал ей впредь не бояться возражать.

Рассказ учит отстаивать свои права.

Размазня

Размазня

Несколько интересных материалов

  • Афанасий Фет - Чудная картина...

    Чудная картина, Как ты мне родна: Белая равнина, Полная луна,

  • Чехов - Пари

    Темной осенней ночью старый банкир находится в своем кабинете и вспоминает о том, что произошло пятнадцать лет назад. Тогда у него дома собрались умные люди, они вели между собой очень интересные разговоры.

  • Лев Толстой - Старый дед и внучек

    Стал дед очень стар. Ноги у него не ходили, глаза не видели, уши не слышали, зубов не было. И когда он ел, у него текло назад изо рта.

  • Осеева Почему (Совесть) читать текст рассказа полностью онлайн

    Мы были одни в столовой - я и Бум. Я болтал под столом ногами, а Бум легонько покусывал меня за голые пятки. Мне было щекотно и весело. Над столом висела большая папина карточка, - мы с мамой только недавно отдавали её увеличивать

  • Пушкин Сказка о рыбаке и рыбке

    Жили – были старик со старухой. Жили они не богато, на берегу синего моря, тридцать лет и три года в своей ветхой избушке. Старичок ежедневно ходил на море ловить рыбу.