Пигмалион - краткое содержание Бернарда Шоу

Во время летней, вечерней грозы прохожие прячутся под портиком церкви св. Павла в Ковент-Гарден в Лондоне. Мать и дочь послали сына найти какую-то повозку. В спешке он сбил молодую цветочницу, которая назвала его по имени (Фредди), что вызвало любопытство матери. Она подарила цветочнице шесть пенсов за испорченные букеты, и спросила, откуда знает имя ее сына, на что девушка ответила, что таким именем она бы назвала каждого юношу.

В это время к вульгарным словам цветочницы прислушиваются два господина, один из которых что-то записывает в блокнот. Через некоторое время дождь прекратился, и большинство людей разошлись. Джентльмен с записной книжкой пояснил, что занимается фонетикой, так что он может определить происхождение человека по его акценту. Он хвастается, что с помощью самой фонетики можно было бы из цветочницы сделать принцессу. Военный и джентльмен с записной книжкой представляются: полковник Пикеринг, автор «санскритского произношения», и Генри Хиггинс – автор «универсального алфавита». Уходя, Хиггинс бросил девушке кучу денег. Имя цветочницы Элиза. Ее квартира является типичной картиной бедности и отчаяния, в которую погружается лондонская нищета. Девушка в ночной тишине размышляет, что делать с деньгами, которые она получила от Хиггинса.

Элиза Дулиттл появляется у двери дома профессора Хиггинса. Она решила взять уроки правильной речи, чтобы говорить лучше и, таким образом, иметь возможность работать в цветочном магазине, а не на улице. Хиггинс смеется над девушкой и относится к ней очень грубо.  Полковнику, джентльмену во всех отношениях, становится жалко Элизу. Он обращается к ней очень вежливо, как к любой женщине. Предполагается, что если лингвист сможет помочь девушке, чтобы во время приема у посла ее считали принцессой, то он покроет все расходы на этот эксперимент. Хиггинс загорелся этой идеей и начал обсуждать условия пари. Герои определяют, что цветочница будет жить в доме Генри в течение шести месяцев, чтобы изучать произношение и манеры высшего общества. С этого и началась новая жизнь бедной цветочницы.

По истечении некоторого времени Хиггинс приводит Элизу в дом своей матери, к которой приглашены на прием сливки общества. Для бывшей цветочницы это своеобразный экзамен. Мисс Дулиттл мгновенно обаяла собравшихся своим внешним видом. Она поздоровалась с присутствующими, говоря очень аккуратно, совершенно литературно. Фредди был в восторге от нее и предложил проводить домой. Хиггинс спросил мать, можно ли барышню показывать в компании, на что она ответила: ни в коем случае. Миссис Хиггинс уверена – до тех пор, пока молодая особа останется с ее сыном, не научится хорошо себя вести, потому что Хиггинс знатно ругается. Мама считает, что мужчины ведут себя с девочкой, как двое детей, которые играют с куклой. Но кукла то – живой человек!

Несколько месяцев спустя Элиза отправилась в сопровождении профессора и полковника на бал в посольство. Она произвела потрясающее впечатление на всех своей красотой, элегантностью и великолепным английским языком, который считался идеальным. Некоторые посчитали ее принцессой из другой страны, потому что ни один англичанин не мог говорить так правильно.

В квартире Генри Хиггинса друзья говорят, что вечер прошел с большим успехом. Они ведут беседу, игнорируя присутствие девушки. Профессор-лингвист сумел сделать из обычной уличной девчонки леди, и выиграл пари. Но сейчас стало скучно, его больше занимает поиск собственных тапочек. Элиза приносит их и кладет на пол, а когда Хиггинс их обнаруживает, он считает, что появились сами собой. Мисс Дулиттл понимает, что была лишь подопытной мышью, она бросает профессору тапочки в лицо. Девочка влюблена, а он не хочет этого замечать; она в ярости, потому что не имеет для Генри большего значения, чем его тапки.

На следующий день в дом миссис Хиггинс приходят профессор и полковник, явно чем-то взволнованные. Оказывается, беспокоит их исчезновение Элизы. Они не знают, что девушка находится в этом доме. Хиггинса, кажется, наиболее раздражает то, что теперь, когда девушка исчезла, он не может ничего найти и не может разобраться в своем расписании дня, о котором она всегда помнила.

Вошла Элиза, и  Генри просит ее перестать быть идиоткой, и возвращаться домой. В ходе разговора девушка рассказывает, что ее настоящая наука началась, когда полковник назвал ее мисс Дулиттл, что разбудило в ней чувство собственного достоинства. Пикеринг всегда относился к ней как к леди, а Хиггинс – как к цветочнице.  Реальная разница между торговкой и дамой заключается в том, как люди относятся к ним.

В конце концов, профессор признает, что ему будет не хватать Элизы, потому что привык к ее присутствию. Тем не менее, не предлагает ей ничего, кроме дружбы. Когда девушка уходит, чтобы ехать в церковь, он бросает ей на прощание список поручений, а она презрительно указывает на ошибки, какие при этом сделал. Совершенно ясно, что знаток фонетики не может больше жить без Элизы, но любит ли он ее?

Человека можно научить манерам, оторвать от привычной жизни, но нельзя сделать сердце добрым, а душу любящей. Наша цветочница – прекрасный человек, даже тогда, когда была в бедной одежде с испачканным лицом. Хоть она и не стала графиней, но ее можно назвать настоящей леди с чувством собственного достоинства.

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

Пигмалион. Читательский дневник

Пигмалион