Темы и мотивы лирики Лермонтова сочинение для 9 класса

Мир лирики Лермонтова не менее сложен и противоречив, чем пушкинский: «…все, все в поэзии Лермонтова — и небо и земля, и рай и ад…» (В.Г.Белинский). Каждое стихотворение требует при­стального внимания и изучения как само по себе, так и в ряду других, близких по теме (таким образом были представлены тексты в статьях о Жуковском и Пушкине). Своеобразие художественного мира Лермонтова позволяет по-иному подойти к организации-мате­риала: сгруппировать стихотворения вокруг центрального мотива всего творчества поэта — мотива одиночества. Именно чувство одиноче­ства питает трагическое мироощущение поэта: «…в них уже нет на­дежды, они поражают душу читателя безотрадностию, безверием в жизнь и чувства человеческие, при жажде жизни и избытке чув­ства… Нет нигде пушкинского разгула налиру жизни; но везде воп­росы, которые мрачат душу, леденят сердце…» (В.Г.Белинский).

Чувство одиночества лейтмотивом проходит почти сквозь все про­изведения Лермонтова, обусловливает характерное для Лермонтова разочарование в романтических идеалах (любовь, дружба, поэзия, природа). Однако мотив одиночества не остается неизменным. Тра­диционное романтическое противопоставление серой толпы и сто­ящей над ней исключительной личности приобретает с течением вре­мени трагическую окраску: герой ищет и не находит пути к людям. Если в 1837 году («Смерть поэта») одиночество проникнуто ощуще­нием избранности, воспринимается как способ противостояния миру, то в сороковые годы оно оборачивается иной стороной: чувством изгнанничества. Это связано не столько с изменением положения поэта в мире, сколько с эволюцией его внутреннего мироощущения, усталостью от вечных скитаний между небом и волнами: «приюта он просит с тоскою глубокой» («Листок»).

Лирический герой Лермонтова не может слиться Миром

Гляжу на будущность с боязнью,
Гляжу на прошлое с тоской И, как преступник перед казнью,
Ищу кругом души родной…

Всеобщая разобщенность, трагическая безысходность одиночества воспринимается как закон бытия.

У истоков лермонтовского мироощущения лежит «Парус».

«Парус» (1852)

«Стихотворение можно рассматривать как своего рода предельное выражение романтического мироощущения Лермонтова… В «Пару­се» выявлен кризис романтического индивидуализма, открыта траге­дия вечного несогласия» (В.Г. Маранцман, М.М. Гиршман).

Какие образы стихотворения позволяют сделать вывод о «тра­гедии вечного несогласия»? Какое состояние природы изображено в каждой строфе? Почему парус не удовлетворен ни одним? На­сколько определенны его мечты, идеалы?

Белеет парус одинокой
В тумане моря голубом!..
Что ищет он в стране далекой
Что кинул он в краю родном?..
Играют волны — ветер свищет,
И мачта гнется и скрипит…
Увы, — он счастия не ищет И не от счастия бежит!
Под ним струя светлей лазури.
Над ним луч солнца золотой…
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!

Мотив одиночества пронизывает всю лирику, объединяет все тема­тические ряды, отражает разлад в душе лирического героя.

Одиночество в теме родины предстает в нескольких аспектах: от­даленность от славного прошлого («Бородино») и трагическая разоб­щенность с современниками.

«Родина всегда занимала значительное место в лирике Лермон­това. Обреченный на одиночество, герой его лирики напряженно переживал свое отношение к ней. С самого начала, говоря о стра-

не, где «стонет человек от рабства и цепей», он вынужден был с болью признать: «Друг! этот край… моя отчизна» («Жалобы тур­ка», 1829).

…Устремленность к родине, тяготение к ней не оставляют героя лирики Лермонтова уже в раннем творчестве, тем более в зрелом:

Боюсь сказать! — душа дрожит!
Что, если я со дня изгнанья
Совсем на Родине забыт
(«Спеша на север из далека», 1837)

(У.Р. Фохт)

Невозможность для лирического героя найти в настоящем «род­ную душу» предопределяет перенесение поисков в историческое прошлое: «Эта мысль — жалоба на настоящее поколение, дремлю­щее в бездействии, зависть к великому прошедшему, полному сла­вы и великих дел… Эта тоска по жизни внушила нашему поэту не одно стихотворение, полное энергии и благородного негодования» (В.Г. Белинский).

«Дума» (1858)

В «Думе» мотив одиночества, неприятия современности оборачива­ется парадоксальной близостью эпохе: лирический герой оказывает­ся носителем пороков, которые он сам неутомимо обличает. Прочи­тайте высказывания исследователей о «Думе ». Докажите текстом основные положения каждого.

«Значение «Думы» как одной из важнейших идейных деклараций Лермонтова — в развернутой аналитической критике современного ему поколения и в том, что к числу представителей поколения поэт относит и самого себя. Эта последняя особенность становится важной и знаменательной, если вспомнить, что согласно романтической эсте­тике лирический герой по своим изначальным качествам не зависел от среды и не подлежал критике («Смерть поэта», «Прощай, немытая Россия», «Как часто, пестрою толпою окружен…»). Предметом крити­ки и отрицания является в них не современное поколение вообще, а наиболее реакционные силы русского самодержавия. Герой и среда, как было и у раннего Лермонтова, поставлены здесь в непримиримо враждебные отношения между собой» (Д.Е. Максимов).

«Личную трагедию Лермонтов осмыслил как трагедию поколения. Уже в первой строке лирическое «я», социальное раздумье которого составляет предмет стихотворения, становится частью «обличаемого» целого («наше»): «Все то, что присуще поколению, присуще и автору, и это делает его разоблачение особенно горьким» (Ю.М. Лотман). Лирическое «я » как бы находится в двух сферах: включенное в круг «поко­ленья», оно подчеркнутым «неравнодушием», духовной мукой выво­дится за его пределы, выступая одновременно и осуждающим и осуж­даемым. «Обличенье» исходит от лица «я», глядящего на «поколенье» и с высоты личного сознанья («я гляжу»), и изнутри («наше»). Двойной угол зрения создает ряд конфликтных ситуаций как между «я» и «поколеньем», так и внутри «я»; порываясь подняться над уровнем сознания «поколенья », лирическое «я » осознает тщетность личных уси­лий, обнаруживая в себе пороки и слабости «поколенья», — в нем контрастно сочетаются порыв к борьбе и обреченность, чувство личной исключительности и переживание ее утраты… Если раньше Лермонтов обвинял жизнь, которая постоянно обманывала его надежды, то здесь он словно сам не оправдал предназначения судьбы» (В.И. Коровин). Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее — иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднике чужом К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно малодушны
И перед властию — презренные рабы.
Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!
Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.
Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший цвет навеки извлекли
Мечты поэзии, создания искусства Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства —
Зарытый скупостью и бесполезный клад.
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.
И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.
Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

Покажите, как в системе сравнений раскрывается суть «поте­рянного поколения». Можно ли по «Думе» судить о положитель­ных идеалах Лермонтова? Какими должны быть отношения к добру и злу, к себе и к людям, к радости и горю, к прошлому и будущему?

Согласны ли вы с высказыванием Белинского: «…это вопль, это стон человека, для которого отсутствие внутренней жизни есть зло, в тысячу раз ужаснейшее физической смерти!.. » Сопоставь­те это высказывание с мнением критика о стихотворении «И скучно и грустно, и некому руку подать…»: «похоронная песня всей жизни, оправданная самой реальностью».

Покажите, как в стихотворении развенчиваются все традици­онные идеалы романтизма: мечты, любовь, страсти.

И скучно и грустно, и некому руку подать В минуту душевной невзгоды…
Желанья!., что пользы напрасно и вечно желать?..
А годы проходят — все лучшие годы
Любить… Но кого же?., на время — не стоит труда,
А вечно любить невозможно.
В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и все там ничтожно…
Что страсти9 — ведь рано иль поздно их сладкий недуг Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, — Такая пустая и глупая шутка…
«Как часто, пестрою толпою окружен…» (1840)

Обратите внимание на сложность композиции стихотворения: «коль­цо» из настоящего (новогодний бал) вокруг воспоминаний о про­шлом, центром которого являются мечты о будущей любви. Почему новогодний бал не приносит радости лирическому герою? Найди­те в тексте стихотворения те характеристики окружения лири­ческого героя} которые делают понятным его стремление к оди­ночеству.

Как чувство «обмана в жизни » усиливается контрастным сопо­ставлением мечты о любви и окружающих лирического героя жен­щин? Какие художественные средства способствуют их противо­поставлению?

1-е января

Как часто, пестрою толпою окружен,

Когда передо мной, как будто бы сквозь сон,

При шуме музыки и пляски,

При диком шепоте затверженных речей,

Мелькают образы бездушные людей,

Приличьем стянутые маски,

Когда касаются холодных рук моих С небрежной смелостью красавиц городских Давно бестрепетные руки, —

Наружно погружась в их блеск и суету,

Ласкаю я в душе старинную мечту,

Погибших лет святые звуки.

И если как-нибудь на миг удастся мне Забыться, — памятью к недавней старине Лечу я вольной, вольной птицей;

И вижу я себя ребенком, и кругом Родные все места; высокий барский дом И сад с разрушенной теплицей;

Зеленой сетью трав подернут спящий пруд,

А за прудом село дымится — и встают Вдали туманы над полями В аллею темную вхожу я; сквозь кусты Глядит вечерний луч, и желтые листы Шумят под робкими шагами

И странная тоска теснит уж грудь мою:

Я думаю об ней, я плачу и люблю,

Люблю мечты моей созданье

С глазами, полными лазурного огня,

С улыбкой розовой, как молодого дня За рощей первое сиянье.

Так царства дивного всесильный господин — Я долгие часы просиживал один,

И память их жива поныне Под бурей тягостных сомнений и страстей, Как свежий островок безвредно средь морей Цветет на влажной их пустыне.

Когда ж, опомнившись, обман я узнаю,

И шум толпы людской спугнет мечту мою,

На праздник незваную гостью,

О,     как мне хочется смутить веселость их И дерзко бросить им в глаза железный стих,

Облитый горечью и злостью!..

«Значение стихотворения не сводится только к обличению «боль­шого света». Тема маскарада здесь … глубоко символична. Обнару­живается парадокс: то, что непосредственно окружает поэта, оказы­вается призрачным, видимым «как будто бы сквозь сон», и, напротив, воображаемое прошлое оказывается подлинной реальностью, опи­санной точным, вещественно-предметным языком» (Л.Н. Назарова, Э.Э. Найдич).

Одиночество в теме поэта и поэзии также раскрывается в двух направлениях: противопоставление поэта к толпы (избранничество) и трагедия одиночества (изгнанничество), невозможность выполнить свое назначение («Поэт», «Пророк»):

Не встретит ответа Средь шума мирского Из пламя и света Рожденное слово.

«Смерть поэта» (1857)

Проследите, как в стихотворении развивается романтическая идея противостояния поэта толпе.

Каким предстает поэт? Выделите в тексте все характеристи­ки; подумайте, можно ли их отнести только к Пушкину или к другим поэтам тоже (сопоставьте стихотворения «Смерть по­эта» и «Поэт» (1838)).

Каков образ света в стихотворении? Может ли поэт найти «родную душу» в свете? Закономерна ли судьба поэта?

Погиб Поэт! — невольник чести —

Пал, оклеветанный молвой,

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой1..

Не вынесла душа Поэта Позора мелочных обид,

Восстал он против мнений света Один, как прежде… и убит!

Убит!.. К чему теперь рыданья,

Пустых похвал ненужный хор И жалкий лепет оправданья?

Судьбы свершился приговор1 Не вы ль сперва так злобно гнали Его свободный, смелый дар И для потехи раздували Чуть затаившийся пожар?

Что ж?., веселитесь… он мучений Последних вынести не мог:

Угас, как светоч, дивный гений,

Увял торжественный венок.

Согласны ли бы с мнением исследователя: «Здесь и горечь сожа­ления, и как бы упрек Пушкину: поэт не должен принимать законы «ничтожного света», не должен вступать в круг принятых в нем норм поведения и морали» (И.С. Чистова)?

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной Вступил он в этот свет завистливый и душный Для сердца вольного и пламенных страстей?

Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,

Зачем поверил он словам и ласкам ложным,

Он, с юных лет постигнувший людей? .

И прежний сняв венок — они венец терновый,

Увитый лаврами, надели на него:

Но иглы тайные сурово

Язвили славное чело:

Отравлены его последние мгновенья

Коварным шепотом насмешливых невежд,

И умер он — с напрасной жаждой мщенья,

С досадой тайною обманутых надежд.

Замолкли звуки чудных песен,

Не раздаваться им опять:

Приют певца угрюм и тесен,

И на устах его печать.

А вы, надменные потомки Известной подлостью прославленных отцов,

Пятою рабскою поправшие обломки Игрою счастия обиженных родов!

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда — все молчи!..

Но есть и божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждет,

Он не доступен звону злата,

И мысли и дела он знает наперед.

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:.

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!

«Поэт» (1858)

Покажите, что в основе стихотворения — романтическое про­тивопоставление прошлого и настоящего. Как Лермонтов рисует былое единство поэта и народа, какие сравнения использует?

Как показаны в стихотворении современное общество и совре­менный поэт? Нужны ли они друг другу? В чем их близость?

Чем отличается истинный поэт от «осмеянного пророка»? Кому (чему) служит каждый
Игрушкой золотой он блещет на стене —
Увы, бесславный и безвредный!
В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?
Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы.
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.
Твой стих, как божий дух, носился над толпой;
И отзыв мыслей благородных,
Звучал, как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и бед народных.
Но скучен нам простой и гордый твой язык,
Нас тешат блестки и обманы;
Как ветхая краса, наш ветхий мир привык
Морщины прятать под румяны…

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!
Иль никогда на голос мщенья Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?..

«Пророк» (1841)

«В соответствии со всем духом творчества Лермонтова тема «пророка» раскрывается им как трагическая. Она весьма многогранна: это и образ общества, враждебного «любви и правде», и образ страдающей в таком обществе свободной творческой личности, и мотив трагической разоб­щенности интеллигенции и народа, их непонимания» (О.В. Миллер).

В чем причина одиночества поэта? Почему он не может реали­зовать свое назначение?

Сравните образ пустыни в «Пророке» Пушкина и Лермонтова. Можно ли лермонтовского «Пророка» рассматривать как про­должение и противопоставление пушкинскому? Докажите свою

точку зрения анализом текста.

С тех пор как вечный судия Мне дал всеведенье пророка,

В очах людей читаю я Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои Бросали бешено каменья.

Посыпал пеплом я главу,

Из городов бежал я нищий,

И вот в пустыне я живу,

Как птицы, даром божьей пищи;

Завет предвечного храня.

Мне тварь покорна там земная;

И звезды слушают меня,

Лучами радостно играя.

Когда же через шумный град Я пробираюсь торопливо,

То старцы детям говорят С улыбкою самолюбивой:

«Смотрите: вот пример для вас!

Он горд был, не ужился с нами.

Глупец! хотел уверить нас,

Что Бог гласит его устами.

Смотрите ж, дети, на него,

Как он угрюм, и худ, и бледен,

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!»

«Создавая образ современного поэта, Лермонтов лишал его того вы­сокого ореола, которым он был окружен в романтической литературе и отчасти у самого Лермонтова в начале 30-х годов. Лермонтов резко различает здесь возвышенный, пока еще недоступный идеал поэта и представление о реальном лирике-стихотворце, современнике Николая I     и Бенкендорфа. Идеальный поэт для Лермонтова — не мистик и не одинокий провидец, вдохновляемый божественными видениями, каким его рисовали многие романтики, а народный трибун, который своим «простым и гордым языком» «воспламенял бойца для битвы» («Поэт», 1838). Современный поэт в современных условиях не может подняться до этого идеала и переживает глубокий кризис. Трагедия поэта — в том, что он разобщен с народом и даже с теми, кого Лермонтов называ­ет толпой — смешанным, разноликим окружением поэта.

Он разошелся с толпой не только потому, что она недостойна его и не может его понять, но и потому, что он сам, предавшись поэти­ческой игре, перестал понимать простую и трагическую правду тол­пы («Не верь себе…», 1839). Лермонтов хочет, чтобы поэт проснулся, вспомнил о своей гражданской пророческой миссии и вместе с тем не видит реального для того времени пути к ее успешному вы­полнению» (Д.Е. Максимов).

Мотив одиночества в теме родины (непричастность славному про­шлому, парадоксальная со- и противопоставленность современникам), в теме поэта и поэзии (разобщенность со слушателями) раскрывает трагическую неслиянность лирического героя с общественной сферой бытия. Это способствует большей сосредоточенности на личной, ин­тимной области жизни — попытках найти «душу родную» в любви, дружбе, увидеть отголоски своих переживаний в природе, в вечных вопросах бытия, скрыться, в конце концов, от враждебного мира в глубины собственной души. Драматизм мироощущения лирического героя усиливается тем, что он постоянно разочаровывается во всех этих романтических идеалах и его одиночество постепенно осознается как полное и безысходное. Однако на этом общем фоне беспросветно­го трагизма иногда возникают отблески душевной гармонии, хоть крат­кого и мимолетного, но приобщения к жизни «божеско-всемирной».

В любовной лирике на раннем этапе чувство одиночества питается ощущением непонимания, обмана со стороны женщины («Нищий»). Позже, «заглядывая в себя», лирический герой обнаруживает соб­ственную неспособность наслаждаться счастьем: память о прошлом и предчувствие будущего не дают упоения настоящим («Отчего», «Нет, не тебя так пылко я люблю»). В позднем творчестве лиричес­кий герой разочаровывается в самом чувстве любви («вечно любить невозможно»). Но трагические мироощущения не исчерпывают эмо­циональной палитры любовной лирики Лермонтова, о чем свидетель­ствуют и такое стихотворение, как «Молитва».

«Молитва» (1857)

Стихотворение «строится как монолог лирического героя — мольба

о счастье любимой женщины, о ее душе (вероятно, о В.А. Лопухи­ной). В ходе монолога вырисовываются три образа: божьей матери, лирического героя и той, о которой он молится. В общем контексте лермонтовской лирики существенно, что внутренняя драма героя, оди­нокого странника с «пустынной душой », отодвинута на второй план, а на первый выступает образ героини — ее нравственная чистота и беззащитность перед враждебными силами «мира холодного ». Мольба за нее освещает с новой стороны образ самого героя: трагедия духов­ного одиночества не разрушила его глубокого участия и заинтересо­ванности в судьбе другого человека. «Молитва» проникнута интонацией просветленной грусти, связанной с особым преломлением в этом стихотворении религиозных мотивов: существование «незлобного сер­дца», родной души заставляет героя вспомнить о другом, светлом «мире упования », в котором «теплая заступница » охраняет весь жиз­ненный путь «достойной души» и ангелы осеняют ее на пороге смер­ти. Вместе в тем герой отвергает традиционные формы обращения к Богу с молитвой о себе, как бы заведомо зная, что благодать не коснется его собственной «пустынной души» (Т.Г. Динесман).

Как вырисовывается облик лирического героя в сопоставлении с «девой невинной »? В чем он видит счастье? Выделите в тексте художественные средства, подчеркивающие противопоставленность персонажей: отношение с людьми; восприятие мира (вспомните более раннее: «в моей душе, как в океане, надежд разбитых груз лежит»); душевную настроенность ( «стих, облитый горечью и злостью» — и «сердце незлобное»).

Я, матерь божия, ныне с молитвою Пред твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью иль покаянием,
Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в свете безродного;
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой заступнице мира холодного.
Окружи счастием душу достойную;
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования.
Срок ли приблизится часу прощальному В утро ли шумное, в ночь ли безгласную —
Ты восприять пошли к ложу печальному Лучшего ангела душу прекрасную

«Завещание» (1840)

«Завещание» — образец так называемой «ролевой» лирики, когда непосредственно раскрывается внутренний мир героя, явно отличного от автора. На основе анализа речевой системы стихотворения (разго­ворная речь у отсутствие специальных художественных средств — метафор, эпитетов) сделайте вывод о социальной принадлежности, культурном и образовательном уровне субъекта повествования.

Насколько близки чувства персонажа «Завещания» мироощуще­нию лирического героя других стихотворений Лермонтова?

Почему Лермонтов передоверяет повествование другому лицу у как это способствует глобальности, масштабности выводов о трагичности человеческого существования?

Согласны ли вы с мнением критиков:

«…Последние стихи этой пьесы насквозь проникнуты леденящим душу неверием в жизнь и во всевозможные отношения, связи и чувства человека» (В.Г. Белинский);

«Герой «Завещания»… думает о своей отверженности, трагическом одиночестве, роковом неустройстве своей, а может быть, и всеобщей жизни…» (Д.Е. Максимов).

Наедине с тобою, брат,
Хотел бы я побыть;
На свете мало, говорят,
Мне остается жить!
Поедешь скоро ты домой:
Смотри ж.. Да что? моей судьбой,
Сказать по правде, очень Никто не озабочен.
А если спросит кто-нибудь…
Ну, кто бы ни спросил,
Скажи им, что навылет в грудь Я пулей ранен был,
Что умер честно за царя,
Что плохи наши лекаря И что родному краю Поклон я посылаю.
Отца и мать мою едва ль Застанешь ты в живых…
Признаться, право, было б жаль Мне опечалить их;
Но если кто из них и жив,
Скажи, что я писать ленив,
Что полк в поход послали И чтоб меня не ждали
Соседка есть у них одна…
Как вспомнишь, как давно Расстались!.. Обо мне она
Не спросит… все равно,
Ты расскажи всю правду ей,
Пустого сердца не жалей;
Пускай она поплачет…
Ей ничего не значит!

«Нет, не тебя так пылко я люблю…» (1841)

Что мешает лирическому герою чувствовать себя счастливым? Сопоставьте внешнее и внутреннее проявление чувства ( «так пылко я люблю» — «не тебя»).

Как проявляется в стихотворении характерная для лирического героя Лермонтова рефлексия, то качество, о котором устами Печорина сказано: «Я давно уже живу не сердцем, а головою… Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, дру­гой мыслит и судит его ».

1

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.

2

Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором,
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.

3

Я говорю с подругой юных дней,
В твоих чертах ищу черты другие,
В устах живых уста давно немые,
В глазах огонь угаснувших очей

«Сон» (1841)

«Сон героя и сон героини — это как бы два зеркала, взаимно отражающие действительные судьбы каждого из них и возвращаю­щие друг другу свои отражения.

… В художественном пространстве баллады как бы сбывается и до конца уясняется живший в Лермонтове образ идеальной любви, ока­завшейся провидческой. И такая любовь, которую лишь в смертном сне, но успел — силой собственного прозрения — увидеть герой стихотворения, выводит тему смерти из абсолютного, замкнутого трагизма » (Б. Эйхенбаум).

Сопоставьте высказывание исследователя о «роковой неустро­енности жизни» (Максимов) и о «выведении темы из замкнутого трагизма » (Эйхенбаум). Нет ли здесь противоречий? Усиливает или ослабляет трагедию всеобщего одиночества возможность иде­альной любви?

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.
Лежал один я на песке долины;
Уступы скал теснилися кругом,
И солнце жгло их желтые вершины
И жгло меня — но спал я мертвым сном.
И снился мне сияющий огнями Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жен, увенчанных цветами,
Шел разговор веселый обо мне.
Но, в разговор веселый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа ее младая Бог знает чем была погружена;

И снилась ей долина Дагестана;
Знакомый труп лежал в долине той;
В его груди, дымясь, чернела рана,
И кровь лилась хладеющей струей.

Обратитесь к стихотворению «И скучно, и грустно…».

Покажите, как в строках «Любить… но кого же…» прослежи­вается разочарование лирического героя в самой любви как роман­тическом идеале.

Чем обусловлено одиночество лирического героя, кто виноват в его личной неустроенности (женщины, он сам, судьба)? Подтвер­дите вашу точку зрения анализом текста.

В пейзажной лирике ярко представлены оба полюса «пейзажа души»: одновременное чувство причастности миру и безысходность одино­чества.

В стихотворении «Когда волнуется желтеющая нива…» (1837) за­печатлены редкие мгновения гармоничного слияния с природой, с миром и связанное с ним состояние внутренней просветленности.

Обратите внимание на построение стихотворения. Оно представля­ет собой одно предложение: первые три части изображают время и условия достижения счастья. Как быстрая смена времени (осень — весна у утро — вечер) способствует созданию чувства мимолет­ности, непостоянства душевной гармонии?

Какую роль играет упоминание сна? Можно ли стихотворение рассматривать в русле традиционного романтического двоеми- рия? Сравните образ сна в этом стихотворении и в стихотворе­нии «Как часто у пестрою толпою окружен…» Так возможно ли счастье на земле?

Когда волнуется желтеющая нива,
И свежий лес шумит при звуке ветерка,
И прячется в саду малиновая слива Под сенью сладостной зеленого листка;
Когда, росой обрызганный душистой,
Румяным вечером иль утра в час златой,
Из-под куста мне ландыш серебристый Приветливо кивает головой;
Когда студеный ключ играет по оврагу И, погружая мысль в какой-то смутный сон,
Лепечет мне таинственную сагу Про мирный край, откуда родом он, —
Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе, —
И счастье я могу постигнуть на земле.
И в небесах я вижу Бога…

«Утес» (1841)

«Ведущий мотив стихотворения — трагедия одиночества — прочи­тывается одновременно в двух планах: как неразделенность любви и как непрочность человеческой связи вообще.

Кратковременность чувства не нуждается в каком бы то ни было оправдании: она обусловлена несходством самих жизненных судеб, неизбежной разнородностью духовного опыта. Лермонтовское оди­ночество, обычно гордое и мятежное, открыто осознаваемое как вызов миру, здесь лишено полемичности, вселенского масштаба: это естественно устоявшаяся, внутренняя форма реального бытия.

…«Тучка» и «утес» отнесены к разным природным стихиям: лету­чая, быстрая и беспечная «тучка» противоположна по всем этим признакам вечно неподвижному, монолитному утесу, и этот кон­траст вызывает целый ряд ассоциаций (характерно, что у Лермонто­ва «одиноко плачущим» оказывается камень, утес-великан, символ прочной и уверенной в себе силы)» (Л.М. Щемелева).

Ночевала тучка золотая На груди утеса-великана;
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя.
Но остался влажный след в морщине Старого утеса. Одиноко Он стоит, задумался глубоко И тихонько плачет он в пустыне.

В философской лирике как бы подводятся итоги того, что уже вырисовывается в стихотворениях иной „тематики: всеобщая разоб­щенность, трагическая безысходность — закон жизни.

«Выношу один и на дорогу…» (1841)

Какими средствами рисует Лермонтов гармонию в природе, единство земли и неба, как одно отражается в другом и объединяется с ним?

Как представляет себе лирический герой гармонию? Возможно ли такое преодоление одиночества, о котором мечтает лиричес­кий герой? Обратите внимание на значимость образа сна в лирике Лермонтова. Вспомните стихотворения, в которых возникает этот образ, определите его функцию в каждом. Есть ли общее у сна и мечты в художественном мире Лермонтова?

Почему в стихотворении возникает настроение просветленнос­ти, причастности гармонии бытия?

Сравните композицию стихотворения с «Узником» Пушкина и Лермонтова (место в стихотворении мечты и действительного положения лирического героя).

1

Выхожу один я на дорогу,
Сквозь туман кремнистый путь блестит,
Ночь тиха, пустыня внемлет Богу,
И звезда с звездою говорит…

2

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сиянье голубом. .

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего? Жалею ли о чем?

3

Уж не жду от жизни ничего я,

И не жаль мне прошлого ничуть;

Я ищу свободы и покоя’

Я б хотел забыться и заснуть!

4

Но не тем холодным сном могилы..

Я б желал навеки так заснуть,

Чтоб в груди дремали жизни силы,

Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь…

5

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,

Про любовь мне сладкий голос пел,

Надо мной чтоб, вечно зеленея,

Темный дуб склонялся и шумел.

Подводя итоги размышлениям Лермонтова о судьбе человека в мире, подумайте, возможна ли для поэта устойчивая гармония с миром, кто или что мешает этому? В чем причина одиночества — в самом человеке, в окружающих людях или это закон бытия? Отметьте, что не на все вопросы лирический герой Лермонтова дает однозначные ответы.

«Зрелая лирика Лермонтова устремлена к тому, что названо Белин­ским «поэзией действительности». Герой Лермонтова стал проще и ближе к людям. Сложный философско-психологический анализ, на­правленный у молодого Лермонтова главным образом на его лиричес­кого героя, сосредоточивается во втором периоде также и на явлени­ях, стоящих за пределами авторской личности»(Д.Е. Максимов).

Отзывы о лирике Лермонтова 9 класс

Лирика М.Лермонтова — это что-то особенное для меня. Со школьной скамьи на всю жизнь врезался его «Парус». И вот уже прошел не один десяток лет, а помнится и воображение рисует лазурное море и луч Солнца золотой в его гениальном стихе. Несомненно то, что мотивы одиночества звучат во многих его лирических сочинениях. И в «Бородино», как мне кажется, также. Но все их пронизывает любовь к Родине

Могу с уверенностью сказать, что Лермонтов — один из моих любимых поэтов. В моих глазах ему проигрывает даже Пушкин. Имя Михаила Юрьевича в первую очередь у меня ассоциируется со стихотворением Парус. Конечно, у него есть масса замечательных произведений — Мцыри, Бородино, Герой нашего времени и множество других. Но почему-то именно Парус я воспринимаю наиболее глубоко. Быть может в этом стихотворении есть некая частичка меня...

Очень люблю раннюю лирику Лермонтова, особенно небольшие и чувственные стихотворения о любви и жизни. Но всё же на первом месте у меня стоит сейчас современная литература — фантастика братьев Стругацких. Лермонтова читаю для души в свободное от работы время. Приятно видеть, что столько людей интересуются его творчеством.

9 класс

Несколько интересных сочинений