Краткое содержание Паустовский Резиновая лодка

Мы приобрели надувную резиновую лодку в Москве, ещё во время зимы, но с тех пор нас одолевал страх за её сохранность, но сильнее всех волновался Рувим. Он считал, что весна слишком долгая, снег медленно таял, и что лето будет не слишком солнечным и ясным.

Очень часто Рувим жаловался на плохой сон и кошмары: то о большой щуке, таскающей его вместе с лодкой по озеру, то о самой лодке, которая была распорота, и ему приходилось быстро плыть к берегу и держать в зубах припасы.

Его опасения исчезли только летом, когда мы испытали лодку на мелководье, около Чертова моста. Вокруг нас плавало много детей, разглядывавших лодку со всех сторон, а она медленно качалась, серая и толстая, похожая на черепаху. А тем временем Щенок Мурзик очень долго лаял с берега на лодку, а бабы, шедшие по мосту, бранили нас.

После такого испытания нашу лодку все признали, даже некоторые рыбаки нам завидовали. Но нас начали одолевать новые опасения. У лодки появился новый враг – щенок Мурзик. Он был немного глуп и всегда попадал в разного рода неприятности, но больше всего собачонок изводился лаем и желаньем грызть все, что видет. Мурзик часто лаял на кота Степана, а грыз, настойчиво и усердно. Так он сгрыз книгу стихов, и множество других предметов, а так же мой любимый поплавок и, наконец, добрался до лодки…

Мы безмятежно отдыхали и не о чём плохом не думали, а тем временем Мурзик забрался в лодку и пытался её прокусить, но только тугая резина не поддавалась, но наконец-то он нашёл, что можно сгрызть у лодки резиновую пробку, затыкающую клапан, выпускавший воздух. Он грыз её долго и усердно и вот случилось нечто: струя воздуха ударила из клапана в морду собаке и тот, взвизгнув, полетел в крапиву…

После этого Мурзика наказали, привязав его к забору, и когда мы ушли на Глухое озеро щенка с собой брать не стали. Пробыли мы там долго, и вот я проснулся от того, что моё лицо лизал Мурзик. Он проделал такой длинный путь и выглядел не лучшим образом: на нем была перегрызенная верёвка, а шерсть была вся в грязи. Мы его накормили и уложили спать, укрыв пальто. Я задумался о том, какой страх испытал щенок, проделывая такой опасный путь через лес, где каждый шаг угрожает опасность. И тут мне вспомнился случай на Безымянном озере, был сентябрь, я седел у костра и что-то очень сильно тревожило меня. Я был совсем один и меня охватил неописуемый страх и ужас, я залил костёр и так просидел до рассвета около него.

Возвращаясь, домой с озера, мы везли Мурзика в лодке, на удивление, он вёл себя тихо и спокойно, больше не стараясь прогрызть её. После этого случая он стал спокойнее относиться к лодке и даже дремал в ней. Даже кота он выгонял из лодки, если тому вдруг вдумывалось залазить в неё и немного вздремнуть.

Лодка оказалась невредима до конца лета. Она не лопнула и ни разу не напоролась на корягу. Рувим был в восторге, все его опасения и страхи остались далеко позади. А Мурзик был деревенской собакой, и в Москве, среди грохота машин и асфальта, ему было бы трудно жить и поэтому мы его отдали нашему приятелю – Ване Малявину.

Оцените: Голосов: 28
Другие произведения автора: